Вы также можете поделиться напрямую в социальных сетях:

 

[Подробная карта Кавказского края]

1838

Год издания

Тифлис

Место издания/создания

Генеральный штаб Отдельного Кавказского корпуса

Издательство
#1
Карта охватывает территорию между Чёрным и Каспийским морем, с давних пор ключевую в российской политике как южное и юго-восточное порубежье и геостратегически значимый регион, где проходили торговые и транспортные пути между Европой и Центральной Азией.

Карта составлена при Отдельном Кавказском корпусе в 1838 г. и относится к самому напряжённому периоду российско-кавказских отношений — она изображает Кавказский край в разгар Кавказской войны 1817−1864 гг. Прежде всего, графическое отображение получили на ней рельеф (горные отроги, вершины, ущелья, долины) и транспортные пути (дороги, переправы, броды), важные в военно-стратегическом отношении, военные и медицинские объекты (укрепления, в том числе утратившие прежние функции, пикеты, кордоны, посты, карантины, госпитали), а также разного типа ориентиры (башни, урочища, курганы). С высокой степенью классификации показана сеть населённых пунктов: города, станицы, аулы, хутора, кишлаки, в том числе разорённые; многие населённые пункты имеют наименования по родовым именам. Особое внимание уделено объектам водоснабжения (колодцы) и месторождениям полезных ископаемых (минеральные, грязевые и термальные источники, нефтяные колодцы), а также некоторым характеристикам почвенного покрова (солонцы, солонцеватый грунт). Подробно отражена хозяйственная деятельность: показаны скотные дворы, овчарни, ватаги, сады. Надписи о расселении народностей и отмеченные церкви, монастыри, мечети дают представление об этническом и конфессиональном составе населения.



#6
#2
Процесс присоединения Кавказа к Российской империи длился несколько веков. И хотя полное включение кавказской территории в юрисдикцию России завершилось в 1829 г., значительная часть горцев не переставала сопротивляться новому владычеству. Период наиболее интенсивного противостояния, получивший название Кавказской войны, пришёлся на 1817−1864 гг. Он считается одним из самых затяжных конфликтов в военной истории и совпадает с такими внешними войнами, как Русско-персидская (1826−1828 гг.), Русско-турецкая (1828−1829 гг.) и Крымская (1853−1856 гг.). Преодоление противоречий и мирное существование Кавказа в составе Российской империи рассматривалось как залог безопасности всей страны. Однако обстановку в регионе осложняло иностранное вмешательство, а также недостаток у российской администрации сведений о географии и жизненном укладе местного населения. 
 
В разрешении этого политического конфликта ключевая роль принадлежала военному ведомству − помимо изучения театров военных действий и выполнения боевых задач, российские военные занимались хозяйственным освоением вновь присоединённых территорий и становились первыми исследователями самобытной природы и культуры Кавказа.


#7
#9
Основная ответственность по описанию края возлагалась на офицеров Генерального штаба и чинов Корпуса военных топографов. Начавшиеся ещё в XVIII в. с прикаспийских районов, исследования Кавказа в первой четверти XIX в. охватили и южную сторону Кавказского хребта. В 1826 г. при Отдельном Кавказском корпусе был образован топографический отряд под руководством капитана Э. Ф. Гецеля. Это был первый опыт деятельности полевых частей военно-топографической службы в период военных компаний. 

Систематические топографические работы начались в 1832 г., когда была сформирована рота топографов из 48 человек и организованы гравировальня и литография. Генерал-майор В. Д. Вольховский, начальник штаба Отдельного Кавказского корпуса, разработал специальную инструкцию для съёмок в конкретных физико-географических условиях Кавказа. Военные топографы выявляли свойства рельефа, особенности дорожной и гидрографической сети, составляли планы населённых пунктов, позиций и укреплений, возводили мосты, дороги, почтовые станции, медицинские учреждения, проводили работы по межеванию земель, обеспечивали эффективное ведение сельскохозяйственных работ, добывали сведения о расселении, политических структурах и обычаях горских народов. Особой страницей в изучении Кавказа стала деятельность офицеров-разведчиков − Г. В. Новицкого, И. В. Шаховского, Ф. Ф. Торнау, В. И. Мочульского и других.
Доставленная информация обеспечивала успешное проведение военных операций и административных мер. Для её получения приходилось преодолевать тяготы не только военного времени, но и природно-климатических условий: изрезанный рельеф, непроходимые реки и тропы, грозы и бури, снежные завалы и песчаные заносы, перепады дневных и ночных температур и температурная разница между горами и долинами. Большую опасность представляла и враждебность со стороны местного населения. Несмотря на прикрытие военного конвоя, горцы нападали на экспедиции, уничтожали собранный материал, инструменты и тригонометрические сигналы. Вот лишь несколько красноречивых примеров. В XVIII в. через испытание пленом прошли многие учёные: И. А. Гильденштедт, Ф. О. Черной, С. Г. Гмелин, скончавшийся в плену от истощения и болезни. Уже в XIX в. офицеры-разведчики одевались по-горски, брили голову и отращивали бороду, что не всегда обеспечивало безопасность. Так Г. В. Новицкого выдала форма ступни, свидетельствующая о постоянном ношении иного типа обуви, и от смерти его спасло только покровительство проводника. 
Два года провёл в плену Ф. Ф. Торнау; он был вызволен благодаря своему другу, ногайскому князю Тембулату Карамурзину. Изучение горных перевалов стоило жизни А. И. Бергенгейму и Г. С. Гордееву. 
 
Мужество офицеров Отдельного Кавказского корпуса, их научная и аналитическая деятельность, осуществляемая наряду с выполнением военных задач, позволяли корректировать российскую политику по присоединению региона и стали неоценимыми слагаемыми победы русского военного и дипломатического искусства.
#10
Карта составлена под руководством барона Христофора Христофоровича фон дер Ховена (1795−1890), военачальника и государственного деятеля. Выпускник Первого кадетского корпуса, он приобрёл известность как талантливый геодезист и преподаватель в ходе топографических съёмок Бессарабии, и в 1818 г. был переведён в Свиту его величества по квартирмейстерской части, а в 1825 г. − штабс-капитаном в гвардейский Генеральный штаб и назначен начальником тригонометрических съёмок в Киевской губернии; в ходе Русско-турецкой войны 1828−1829 гг. возглавлял съёмки и рекогносцировки берегов Дуная и Балканских гор, обеспечившие победоносное продвижение российской армии; по окончании войны производил съёмки Болгарии и Румелии; в 1832 г. был переведён в Генеральный штаб и назначен начальником 3-го отделения Военно-топографического депо, а год спустя — обер-квартирмейстером Отдельного Кавказского корпуса; под его руководством велись обширные топографические съёмки территорий Кавказского края. В связи с необходимостью топографического исследования Зауралья, в 1838 г. он назначен начальником Отдельного Сибирского корпуса. С 1841 г. управлял последовательно Воронежской, Новгородской и Гродненской губерниями. В последние годы своей служебной деятельности состоял вице-председателем Комитета по строительству храма Христа Спасителя в Москве.
Читать аннотацию полностью

Сведения о документе

Вид документа
Заглавие
[Подробная карта Кавказскаго края
Сведения об ответственности
литографированная в 1838 году под руководством Генеральнаго штаба генерал-майора барона фон дер Ховена]
Место издания/создания
Тифлис
Издательство и (или) типография
Генеральный штаб Отдельного Кавказского корпуса
Дата издания/создания
1838
Объем издания
80
Примечания
цв.
Размер
30х35 см, в футл. 33х19 см
Сведения о полноте
Полный
Язык
0
Владелец
ФГБУ "Российская национальная библиотека"
Шифр хранения
2-Кав 7/49

Книжный памятник оцифрован в рамках госконтракта № 7/14-19 от 05 августа 2019 года. Исполнитель: Российская Национальная Библиотека.      

[Подробная карта Кавказского края]

[Подробная карта Кавказского края]

1838

Год издания

Тифлис

Место издания/создания

Генеральный штаб Отдельного Кавказского корпуса

Издательство
#1
Карта охватывает территорию между Чёрным и Каспийским морем, с давних пор ключевую в российской политике как южное и юго-восточное порубежье и геостратегически значимый регион, где проходили торговые и транспортные пути между Европой и Центральной Азией.

Карта составлена при Отдельном Кавказском корпусе в 1838 г. и относится к самому напряжённому периоду российско-кавказских отношений — она изображает Кавказский край в разгар Кавказской войны 1817−1864 гг. Прежде всего, графическое отображение получили на ней рельеф (горные отроги, вершины, ущелья, долины) и транспортные пути (дороги, переправы, броды), важные в военно-стратегическом отношении, военные и медицинские объекты (укрепления, в том числе утратившие прежние функции, пикеты, кордоны, посты, карантины, госпитали), а также разного типа ориентиры (башни, урочища, курганы). С высокой степенью классификации показана сеть населённых пунктов: города, станицы, аулы, хутора, кишлаки, в том числе разорённые; многие населённые пункты имеют наименования по родовым именам. Особое внимание уделено объектам водоснабжения (колодцы) и месторождениям полезных ископаемых (минеральные, грязевые и термальные источники, нефтяные колодцы), а также некоторым характеристикам почвенного покрова (солонцы, солонцеватый грунт). Подробно отражена хозяйственная деятельность: показаны скотные дворы, овчарни, ватаги, сады. Надписи о расселении народностей и отмеченные церкви, монастыри, мечети дают представление об этническом и конфессиональном составе населения.



#6
#2
Процесс присоединения Кавказа к Российской империи длился несколько веков. И хотя полное включение кавказской территории в юрисдикцию России завершилось в 1829 г., значительная часть горцев не переставала сопротивляться новому владычеству. Период наиболее интенсивного противостояния, получивший название Кавказской войны, пришёлся на 1817−1864 гг. Он считается одним из самых затяжных конфликтов в военной истории и совпадает с такими внешними войнами, как Русско-персидская (1826−1828 гг.), Русско-турецкая (1828−1829 гг.) и Крымская (1853−1856 гг.). Преодоление противоречий и мирное существование Кавказа в составе Российской империи рассматривалось как залог безопасности всей страны. Однако обстановку в регионе осложняло иностранное вмешательство, а также недостаток у российской администрации сведений о географии и жизненном укладе местного населения. 
 
В разрешении этого политического конфликта ключевая роль принадлежала военному ведомству − помимо изучения театров военных действий и выполнения боевых задач, российские военные занимались хозяйственным освоением вновь присоединённых территорий и становились первыми исследователями самобытной природы и культуры Кавказа.


#7
#9
Основная ответственность по описанию края возлагалась на офицеров Генерального штаба и чинов Корпуса военных топографов. Начавшиеся ещё в XVIII в. с прикаспийских районов, исследования Кавказа в первой четверти XIX в. охватили и южную сторону Кавказского хребта. В 1826 г. при Отдельном Кавказском корпусе был образован топографический отряд под руководством капитана Э. Ф. Гецеля. Это был первый опыт деятельности полевых частей военно-топографической службы в период военных компаний. 

Систематические топографические работы начались в 1832 г., когда была сформирована рота топографов из 48 человек и организованы гравировальня и литография. Генерал-майор В. Д. Вольховский, начальник штаба Отдельного Кавказского корпуса, разработал специальную инструкцию для съёмок в конкретных физико-географических условиях Кавказа. Военные топографы выявляли свойства рельефа, особенности дорожной и гидрографической сети, составляли планы населённых пунктов, позиций и укреплений, возводили мосты, дороги, почтовые станции, медицинские учреждения, проводили работы по межеванию земель, обеспечивали эффективное ведение сельскохозяйственных работ, добывали сведения о расселении, политических структурах и обычаях горских народов. Особой страницей в изучении Кавказа стала деятельность офицеров-разведчиков − Г. В. Новицкого, И. В. Шаховского, Ф. Ф. Торнау, В. И. Мочульского и других.
Доставленная информация обеспечивала успешное проведение военных операций и административных мер. Для её получения приходилось преодолевать тяготы не только военного времени, но и природно-климатических условий: изрезанный рельеф, непроходимые реки и тропы, грозы и бури, снежные завалы и песчаные заносы, перепады дневных и ночных температур и температурная разница между горами и долинами. Большую опасность представляла и враждебность со стороны местного населения. Несмотря на прикрытие военного конвоя, горцы нападали на экспедиции, уничтожали собранный материал, инструменты и тригонометрические сигналы. Вот лишь несколько красноречивых примеров. В XVIII в. через испытание пленом прошли многие учёные: И. А. Гильденштедт, Ф. О. Черной, С. Г. Гмелин, скончавшийся в плену от истощения и болезни. Уже в XIX в. офицеры-разведчики одевались по-горски, брили голову и отращивали бороду, что не всегда обеспечивало безопасность. Так Г. В. Новицкого выдала форма ступни, свидетельствующая о постоянном ношении иного типа обуви, и от смерти его спасло только покровительство проводника. 
Два года провёл в плену Ф. Ф. Торнау; он был вызволен благодаря своему другу, ногайскому князю Тембулату Карамурзину. Изучение горных перевалов стоило жизни А. И. Бергенгейму и Г. С. Гордееву. 
 
Мужество офицеров Отдельного Кавказского корпуса, их научная и аналитическая деятельность, осуществляемая наряду с выполнением военных задач, позволяли корректировать российскую политику по присоединению региона и стали неоценимыми слагаемыми победы русского военного и дипломатического искусства.
#10
Карта составлена под руководством барона Христофора Христофоровича фон дер Ховена (1795−1890), военачальника и государственного деятеля. Выпускник Первого кадетского корпуса, он приобрёл известность как талантливый геодезист и преподаватель в ходе топографических съёмок Бессарабии, и в 1818 г. был переведён в Свиту его величества по квартирмейстерской части, а в 1825 г. − штабс-капитаном в гвардейский Генеральный штаб и назначен начальником тригонометрических съёмок в Киевской губернии; в ходе Русско-турецкой войны 1828−1829 гг. возглавлял съёмки и рекогносцировки берегов Дуная и Балканских гор, обеспечившие победоносное продвижение российской армии; по окончании войны производил съёмки Болгарии и Румелии; в 1832 г. был переведён в Генеральный штаб и назначен начальником 3-го отделения Военно-топографического депо, а год спустя — обер-квартирмейстером Отдельного Кавказского корпуса; под его руководством велись обширные топографические съёмки территорий Кавказского края. В связи с необходимостью топографического исследования Зауралья, в 1838 г. он назначен начальником Отдельного Сибирского корпуса. С 1841 г. управлял последовательно Воронежской, Новгородской и Гродненской губерниями. В последние годы своей служебной деятельности состоял вице-председателем Комитета по строительству храма Христа Спасителя в Москве.
Читать аннотацию полностью

Сведения о документе

Вид документа
Заглавие
[Подробная карта Кавказскаго края
Сведения об ответственности
литографированная в 1838 году под руководством Генеральнаго штаба генерал-майора барона фон дер Ховена]
Место издания/создания
Тифлис
Издательство и (или) типография
Генеральный штаб Отдельного Кавказского корпуса
Дата издания/создания
1838
Объем издания
80
Примечания
цв.
Размер
30х35 см, в футл. 33х19 см
Сведения о полноте
Полный
Язык
0
Владелец
ФГБУ "Российская национальная библиотека"
Шифр хранения
2-Кав 7/49

Книжный памятник оцифрован в рамках госконтракта № 7/14-19 от 05 августа 2019 года. Исполнитель: Российская Национальная Библиотека.